Отчет о поездке на раскопки пещеры «ЗОЛУШКА»

НОЯБРЬ 2006 г. ЧЕРНОВЦЫ

Числа 16 ноября Богдан из г. Черновцов, позвонил и пригласил на сборы СГС для перевыборов президента, а также 24 и 25 ноября будут проводиться раскопки входа пещеры Золушка. По географической несправедливости вход находится на территории нынешнее Молдавии, а часть пещеры на или под территорией нынешней Украины. Пещера носит печальную часть своей истории когда то каръерным способам добывали гипс, тем самым уничтожив какую то часть пещеры, а сама она набрала газа СО («видимо защищалась» - шутка, газ попал в неё из-за взрывных работ в карьере). Из загазованности в пещере погибло два человека. Я (Светик) и Серёжа (Тю) купили билеты, время летит быстро и вот уже вечер 23 ноября и мы сидим в поезде Одесса - Черновцы.
6 часов до поезда: Я после работы приехала с Серёже, что б помочь упаковать рюкзаки. Огорчило сразу, то, что Серёжа не успевает с работай. В голове мелькнула мысль, неужели я поеду сама, нет такие мысли не приемлемы. Серёжа в поте лица работает, а я собираюсь.
1,5 часа до поезда: Рюкзаки упакованы, Серёжа закончил работу. Вызываем такси, что б Сережа завёз в офис разрезы & такси нет в нашем районе, напряжение увеличивается. Решаем, так, Серёжа едет в офис попуткой, а я на трамвае с рюкзаком на Ж/Д.
40 мин. до поезда: Приехал Серёжа на Ж/Д, УРА, можно успокоиться, успел.
15 ч. 38 мин. наш поезд отстукивает, какую-то свою любимую мелодию и везёт нас в Черновцы.
24 ноября
1 час. 30 мин. г. Тернополь, вышли из поезда встретились с Сергеем Епифановым, он ехал с нами только лишь в другом вагоне. Постояли, поговорили, покурили и разошлись по вагонам.
9 ч. 12 мин. г. Черновцы доброе утро. Нас встретил Бодя, девчонки со Львова уже приехали и все ждали нас.
Дождались заказанную машину, заехали к Боде за продуктами и забрать Таню со Львова и Славика с Черновцов. Пока упаковывали машину, попили шампанского из чайника, эта идея пришла Танюше со Львова, кстати, очень удобно. От Богдана дома отъехали почти в 11.00 часов, про нас нельзя сказать, что мы - торопыги. По дороге подобрали ещё троих Диму из Киева и Колю с Олей с Борщова, они нас ждали на трассе недалеко от села Мамалыга.
Вся дорога до села Подвірне заняла два часа. Сильный туман за окном машины не мешал нам поддерживать тёплую обстановку, да иначе и быть не могло - спелеологи весёлый народ. Приехали в село ребята там три недели назад купили дом, так что мы жили с комфортом, готовили на печи и спали в тепле. На обед мы приготовили жареные яйца с колбасой. Ещё никогда не видела, что б лоток яиц уместился на одну сковороду (можете теперь представить её размеры), порция на 12 человек.
Отобедав, отправились в раскоп в 15.20 дня. Ребята начали работать там, после того как провалился трактор и возникло подозрение на пещеру (у них это примерно также как и у нас в Одессе, когда проваливается, что-то в селе открывается вход в катакомбы). Потом этим или другим трактором выкопали яму примерно глубиной 2-2,5 метра, шириной 4х3 метра. Дальше пошёл гипс, и появилась работа для спелеологов, копать и ещё раз копать. Два прошлых выходных ребята из Черновцов работали впятером, именно такое количество может поместиться (по правилам) в легковую машину. А так как нас сейчас было 12 человек, то работа стала спориться быстрее. Половина пошла вниз, глубина прокопа около 6-8 метров (почему-то, точно не обратила внимания на какой глубине начали копать горизонтальных ход), поэтому поставили железную лестницу, что б легче было спускаться. Вторая половина людей была на верху. Единственный, кто не работал и всё время нас подгонял, потому что замёрз - это Сергей Епифанов из г. Тернополь, но ему по возрасту положено сачковать.
В раскопе работа кипела и нам, тем, кто был на верху бездельничать не приходилось. Через блок поднимали вёдра с землёй и глиной, а потом, выстроившись в шеренгу, передавали друг другу и высыпали подальше от раскопа, то, что ребята внизу нарыли. Всё время подшучивали над Бодей, когда попадалось тяжёлое ведро, мол, всё равно всё в одно ведро не влезет, да и вытрушивать его тяжело, глина так и липнет к ведру. Закончили где-то в 19.30 вечера. Приятная усталость, но работы ещё предстоит много. За время раскопа поломалось одно ведро: «Бодя, а мы тебя предупреждали, не грузи много, не трамбуй в ведре глину!».
Вернулись в дом. Переоделись. На ужин приготовили варёную картошку и жаренные куриные крылышки с шейками (сразу представьте две огромные сковороды, тех же размеров что и на обед - жареной курочки).
Естественно все легли не рано.
25 ноября
Из-за то го что легли поздно встали утром лишь в 9.00 и после завтрака отправились снова на раскоп. Начали работать в 14.00 дня - я же говорила, что мы не торопыги. Спелеологи не опаздывают они просто не торопятся, под землёй сутки длиннее, поэтому работать будем дольше, чем вчера.
Примерно в 16.30 вечера вышли ребята с низу на перекус. Мы развели костёр и, наблюдая закат пообедали. Немного расслабляющего пива с шампанским. Да спелеологи ещё и эстеты.
Работать мы умеем быстро и много, поэтому сегодня на верху нас осталось лишь четверо. Честно говоря, не успевали вынимать вёдра. Наши землекопы нас не жалели, да и себя тоже. До последнего надеялись, что получим хороший результат. И тяга есть, и ход под потолком просматривается немного. Но глина оказалась крепче, чем мы. Пришлось оставить на следующий раз. Но вполне вероятно, что просматривался и просто карман, а за ним опять тонны земли, которую намыло. Серёжа (Тю) с Димой (из Киева) копали в одном направлении и нашли там донышко от шампанского 1974 г. Что говорит о том, что замывало сюда очень долго.
Закончили работу примерно в 20.00 На ужин приготовили 12 кг. жареной картошки, на Бодя сказал, что мы с ума сошли, столько картошки не съедим. С песнями просидели до 2-3 часов утра, кто на что способен.
26 ноября
В 11.00 утра, приехал за нами автобус, и мы поехали в Черновцы.


Отчет о весеннем походе на плато Караби Крым ОКТЯБРЬ-НОЯБРЬ 2003 г

ОКТЯБРЬ-НОЯБРЬ 2003 г. ПЛАТО КАРАБИ

Состав команды:
Светик (Дёмина), Серёжа (Тю), Наташа (Подруцкая), Саша, Женя (Брежнев) и Дима (Сазонов из Киева).
До последнего момента не знали, сколько человек может ехать. Не могли определиться с целями. Сергей Радченко (Белый) разрешил эту проблему и предложил поехать в пещеру Грина, что возле Карани. Там необходимо обновить навеску (забить несколько «Спитов»), сделать топосъёмку. Серёжа в ней был раньше, но, к сожалению, в этот раз поехать не смог.
Решено собрались, поехали.
25 октября
В Симферополе встретили Сазонова, дождались машинку. Заехали на Метеостанцию, набрали воды и посоветовались с Геной, как нам максимально ближе подъехать к пещере. Гена предложил доехать до «Шара» (дерево в форме шара).
Мне (Светик) Белый в мае показывал, где находится пещера Грина, но из далека я её не очень рассмотрела, помню точно, что недалеко от пещеры Карани.
От «Шара» дошли до пещеры Карани - она нам служила как ориентир. Поставили лагерь в соседней воронке, в которой находилась какая-то пещера (Мы предположили, что Грина). Азарт был велик поэтому, после установки лагеря и лёгкого перекуса, переоделись и собрались на спуск. Первой отправили меня, так как я организовала, всю эту поездку и собрала народ.
Начали навеску от дерева, далее по описанию идёт 30-ти метровый колодец. Спускаюсь на спине по грязи, ногами упёрлась на полку и вот уже вижу дно пещеры. Отстегнулась от верёвки и пошла, изучать пещеру. Сверху доносились крики: «В щелкни верёвку, там же колодец!». Я: «Нет никакого колодца, здесь можно скальником, я пойду посмотрю, может он ниже».
Скальником облазила всю пещеру, нет колодца, не Грина. Забегая вперёд скажу, что пещеру мы назвали «Барсучья».
После неудачи, начали поиск Грина. У Димы был GPS , координаты всех найденных пещеры мы заносили в него.
В тот вечер Грина мы так и не нашли.
26 октября
Проснулись рано. Утро началось, как и у всех с завтрака и обсуждения в какую сторону продолжать поиски, кто останется в лагере, чтобы принести воды и собрать дров.
После обеда встретились все в лагере. Найдя за эти почти два дня уже 11 пещер, все были удручены, что Грина как будто играла в прятки или я что-то напутала. Но уже темнело и все уставшие решили хорошо отдохнуть перед завтрашними поисками. Мы упрямые.
27 октября
Утро началось с откапывания палаток от снега, его выпало по колено. А наша воронка открытая и глубокая, поэтому казалось, что его даже больше. Оставалось для поиска несколько вариантов. Женя говорит, что он вчера собирал дрова в соседней воронке и там вроде есть пещера какая-то.
Ну, пошли посмотрим, за густо поросшим кустарником входа почти не видно. Женя с Димой приспустились, да она, вот и «Спит» и «Шлямбура». Ура!
Дима с Наташей и Саше пошли на Метено позвонить и заодно воды принести, до этого мы брали в Карани, но там она закончилась.
Я и Сережа пошли навешивать. Успели, до контрольного времени лишь первые два колодца, я ещё не уверена в своих силах, поэтому вешала не спеша, проверяя каждый «Спит» и узел. После второго колодца в полу лужа мы её вычерпали (на тот момент воды было 15-20 литров), за ней комнатка и восходящий колодец параллельный тому, что по ту сторону лужи. Далее идее слабонаклонный меандр. Там мы оставили транспортники с навесочным.
Вечером все встретились в лагере, к нам присоединился на один вечер Гена, он хотел посмотреть пещеру, но, увы, навеска не готова до конца (но ведь я только учусь, и вообще тише едешь дальше будешь). Метель усилилась, и мы Гену не отпустили одного, лучше утром вернуться, ночевать есть место.
28 октября
Рано утром Гена вернулся на Метео, хорошо, что прояснилось.
Наше утро началось с прикола. Наташа проснувшись не нашла в тамбуре свою обувь. Выглянула, она стояла в метрах 5-ти от палатки. Начали выяснять, что да как такое может быть, Наташа спит возле входа в палатку, и никто ночью не выходил, Гена не мог, да и все ночью спали. Но Гена нам рассказывал, что в этом районе живут барсуки. Посмеялись и решили, что это их шалости. После этого случая пещера, возле которой был наш лагерь мы, и назвали «Барсучья».
После завтрака, пошли в пещеру, снега выпало ещё больше. Шли, друг за другом топтали тропу, до входа.
Я, Дима и Серёжа продолжили навеску. Наташа с Женкой делали топосъемку, Саша им помогал. Навесить всё до конца не смогли, не хватило немного верёвки. Просчитались, в связи с отсутствием полной информации о навеске и забили «Спитов», больше чем предполагали. Ребята за это время, сделали топу первых двух колодцев и половину третьего.
Ну, ничего не поделать, вышли. За то время, что мы были в пещере нашу тропу замело и идти было нелегко, к тому же одежда сразу замерзала.
29 октября
Утром никуда не хотелось идти, настолько сильная метель, что сбивала с ног. Собрались в одной палатке и решили немного просушить вещи, пока готовится завтрак. Решили немного подождать пока не закончится этот мрак, на улице было темно как поздно вечером.
Собираясь после обеда, нехотя надевали мокрые комбинезоны, было очень холодно, температура упала до -18°С, а метель немного успокоилась и можно было хоть как-то передвигаться. Но в пещере быстро согрелись и подсохли. Домучили навеску, а ребята набив руку быстро закончили топосъёмку. Но, к сожалению уже поздно и необходимо делать выемку.
Как всё началось, так и закончилось. Несколько дней поиска пещеры, потом несколько дней навески, но, во всяком случае, мы частично осуществили, то, что задумали и приедем ещё раз для ознакомления оставшейся части пещеры.
Женя и Наташа замёрзли и пошили вперёд перед ними Дима, следом Саша. Я и Серёжей начали выемку навески. Были в лагере, когда уже стемнело, единственная радость, что потеплело.
30 октября
После позднего завтрака свернули лагерь, и пошли на Метео. Не так уж и просто идти по колено в снегу и против ветра. Шли по GPS -су, в котором, предварительно была забита дорога.
До сумерек пришли, ура мы в тепле. Гена, как и подобает хозяину сразу напоил нас горячим травяным чаем.
- Вот это вас угораздило, стоять так далеко. Я и не думал, что кто-то отважится идти по плато в такую погоду, тем более вы! Удивлялся гена.
- Мы не могли иначе, во первых предупредили Вас, что придём 30 числа, а во вторых Наташе и Жене надо быть завтра у пещеры Красной. В пещере Грина, что смогли закончили. В принципе если бы не было GPS -са мы бы не рискнули идти, так как видимость никакая.
Пока пили чай и делились впечатлениями, погодка утихла и небо открыло перед нами свои звёздные просторы, а почти полная луна освещала заснеженное плато.
Жене и Наташе повезло, в Симферополь спускалась машина с дровами, водитель сначала думал заночевать на Метеостанции, но, видя, что погодка улучшилась, решил ехать.
Как мы узнали позже (встретившись в Одессе), что ребята в тот же вечер были уже у пещеры. В Симферополе они успели на последний троллейбус.
31 октября
Проснувшись в тепле на Метеостанции и выглянув в окно, мы не узнали вчерашнее плато. Из-за того, что за ночь температура поднялась, снег почти весь растаял и остался лежать лишь в самых глубоких воронках.
Пошли в Крапивный понор помогать Сазонову раскапывать его. Работы проделали много, а результаты незначительны.
1 ноября
Утро, Солнышко, Тепло.
Все пошли в Крапивный - продолжать. После обеда прогулялись к пещерам Крубера, 200 лет Симферополя, Профсоюзная и Мамина, занося их координаты в GPS .
2 ноября
Я, Саша и Серёжа пошли в пещеру Крубера. Фото-сессия продолжалась около 3-х часов. Серёжа не стал задерживаться и пошёл помогать Диме в поноре, а мы, закончив снимать, позже присоединились к ним. Саша тогда впервые увидел столь красивую пещеру.
В обед приехали Саша (Доктор) и Паша.
Вечером устроили на гитарах концерт москвичам, которые тоже лижи на метеостанции.
3 ноября
Я и Саша пошли в пещеру Мамина. Потом в Пещеру Пастухова, она находится рядом, её глубина 42 м. сама она не большая, но есть красивые белые и светло коричневые натёки, также встретили несколько летучих мышей, они тоже попали в Сашин объектив фотоаппарата.
Саша и паша пошли в пещеру Б. Бузулук. Дима и Серёжа в Крапивный.
4 ноября
Саша (Доктор), Серёжа и Дима пошли в Крапивный. Я, Саша и Паша после прогулки по плато пошли в пещеру Студенческая.
5 ноября
Серёжа и Дима снова пошли в Крапивный понор (для Димы это был последний рабочий день в этот выезд). Саша (Доктор) и Паша сбросились в Симферополь. У Саши вечером поезд, а Паша пошёл встречать Костю и Руслану. Саша отказался помогать ребятам в Крапивном, а я слегла с высокой температурой. Саше было всё равно, что последние три дня я водила его по красивым пещерам не взирая на температуру, а сегодня просто решила отлежаться скоро домой надо хоть немного выздороветь (прогулки в мокрой одежде по метели не прошли мимо). Поэтому Саша решил свой отдых продолжить в одиночестве, собрался и ушел. Уговоры и объяснения не помогли. Я смогла встать лишь к обеду, до этого Гена постоянно будил меня и давал горячий травяной чай, так как таблетки я отказывалась пить, а чай я люблю. Он не помог, температура немного спала и кашель «почти» прошел.
До темна все собрались на Метео. Все, перебивая друг друга делились впечатлениями. Костя с женой до приезда на плато ездил на машине по Крыму.
После все дружно переключились на меня. Костя с Пашей сварили глинтвейн. Гена передал мне от Саши (Доктора) - спасибо ему большое, из аптечки немного медицинского спирта. Надо было видеть лицо Сазонова, когда он узнал, что Серёжа почти весь спирт истратил на меня, растирая мне спину. Гена снова запарил большой чайник чая. Больше всего не люблю болеть и поэтому лечилась всеми средствами.
6 ноября
ДОБРОЕ УТРО! Лечение меня увенчалось успехом, температура спала и я снова на ногах. Ура!
Сазонов утром сбросился у него поезд. Я, Костя, Руслана, Серёжа и Паша пошли в пещеру Мамина. Руслана и Костя не захотели учиться ходить по навеске и хотели посмотреть хоть, что-то. После пещеры погуляли по плато с фотоаппаратом, гуляли до темна.
Вечером на Метео забрели переходники из клуба «Горизонт» они так и не поняли где сбились, потому что шил к большим воротам и по их подсчётам были где-то рядом с ними, но в сильном тумане услышали шум генератора (на Метео) решили выйти на него и оказались у нас. Было очень приятно увидеть ещё Одесситов, и мы предложили им переночевать с нами в комнате. Они не отказались, даже наоборот прилипли к тёплым батареям и так просидели минут 30, а одежду они тёплую не брали, дабы чтоб рюкзаки были легче. Да может внизу и тепло, но не Плато ну и повезло же им, что не неделю назад пришли.
После приехали спасатели с КСС, и мы все столь дружной компанией сели ужинать.
7 ноября
С утра все разъехались. Остались я, Серёжа и Гена. Костя, так как он на машине забрал наше навесочное, он с Русланой и Пашей поехали дальше путешествовать по Крыму. Наши рюкзаки значительно полегчали и мы с Серёжей после обеда нехотя пошли вниз. Решили пойти не спеша через «Партизанские стоянки» где будем ночевать, а потом через Малиновый ручей.
Караби нас проводило сильным туманов, лишь на Су-Ате светило солнышко. Быстро добрались до места ночёвки. Поставив лагерь, развели костёр, приготовили ужин и с массой впечатлений вспоминали о прошедших нет скорее пролетевших днях на Караби.
8 ноября
Выспались от души, хотя и проснулись рано, через несколько часов были в Малиной балке. Привели себя в порядок скоро цивилизация. В селе Перевальное зашли в Чебуречную и всем советуем не проходить мимо, там очень вкусно готовят чебуреки, каждый уважающий себя турист должен там пообедать. Отвели душу, покушали, и сели на троллейбус, который довёз нас до Симферопольского вокзала.
До поезда несколько часов, погуляли по парку. И вот уже поезд отстукивает марш, везя нас, домой, в этот момент всегда хочется вернуться назад. А может ну на эту работу, дёрнем стоп кран&&..
9 ноября
Одесса, дом, родные.


Исследования пещер Шева (Cheve)

Джей Ту находится на высоте 2 241 м, её современна глубина 1 209 м, а суммарная длина - 9 536 м. Вход находится в воронке, и он был очень узким до глубины 25 м, поэтому пещеру, по началу, называли Барби. Ход приводит к 140 метровому колодцу, а с глубины 391 м идёт каньон шириной около 20 м, в который впадает множество притоков. В каньоне дует очень сильный ветер. Исследование остановилось на глубине около 450 м на расстоянии в 590 м от входа.
В марте-апреле 2005г. была организована очередная экспедиция (полный состав - 36 человек из 8 стран). Первый лагерь был установлен на глубине 665 м. На глубине 752 м оказался сифон. Это было неожиданностью, потому что повсюду в пещере дул очень сильный ветер. Поиски обхода ничего не дали. Из Штатов было привезено подводное снаряжение. Через 12 м на глубине 4 м в сифоне была щель полметра в ширину, через которую не смог протиснуться аквалангист с закреплёнными на баках баллонами. Второй ныряльщик отстегнул баллоны, протолкнул их через щель, а потом пролез сам. Дальше был каньон, по которому снова дул сильный ветер. Оказалось, что 6-метровая скала как плотина подпирает воду. Её решили убрать. Этим занимались три дня. Воду понизили на 2,5 м, немного подняли свод, и появилась воздушная прослойка. Стоун (ему около 60 ти) пишет, что никогда не наблюдал столь сильной тяги воздуха прежде. На поверхности воды в бывшем сифоне появились белые "барашки" от сильного ветра. Для подзарядки батарей перфоратора использовались военные литиевые батареи/аккумуляторы. Они в Штатах дешёвые, у них маленький вес и большая мощность, но они не поддерживают сильный ток, поэтому использовался специальный переходник. Одного аккумулятора/батареи хватало на три дырки при времени подзарядки перфоратора около 3 час. В целом сифон задержал экспедицию на 3 недели.
За сифоном шла река с каскадами от 5 до 20 м. На глубине 870 метров начался похожий на шоссе ход длиной 1,5 км, шириной 20 м и высотой 8 м. Он упёрся в завал, один из участников там даже заблудился. Ключевой по ходу была щель, шириной с ладонь, которую за день под сводом расковыряли титановым ломом. Остановились за завалом в очень широком ходе над рекой. Всего было пройдено 5,5 км до глубины 1101 м. Ветер был по-прежнему очень сильным.
Далее цитирую рассуждения Стоуна. Это типичное его рассуждение. Он успешно и постоянно добивается денежных вливаний в свои проекты. "За 37 лет занятий спелеологией я ещё не наблюдал такого сильного ветра. Один из наших ветеранов предсказал, что в этой пещере должны сойтись все пути к источнику. Она приведёт нас на глубину 2 000 м. Попытка соединить эту пещеру с Чивой, будет одной из труднейших и рискованных исследовательских задач в истории человечества. Суть в следующем. Двухмесячные исследования привели нас на расстояние в 5.5 км от входа. Мы с трудом добрались туда. Чтобы работать дальше, нужен будет третий подземный лагерь. Но до соединения с Чивой нам предстоит пройти путь вдвое или втрое больший. При этом соединение с Чивой всего лишь будет началом нашего пути к источнику. Если нам повезёт, то для соединения с Чивой нам потребуется установить пять или шесть лагерей. Но это означает полный кризис в системе нашего материально-технического обеспечения. До точки соединения 7 км по прямой и ещё 9 км до источника. По пещере это будет, соответственно, порядка 14 и 18 км. Лагерь нужен приблизительно каждые 3 км. Значит, нам надо будет установить где-то 10-11 лагерей, другим способом до этих мест не добраться. Ясно, что феноменальный ветер в Джей Ту поведёт нас вглубь. Мы искали такую пещеру более 10 лет. +
Может быть, наша экспедиция в 2007 году будет продолжаться 3 или 4 месяца. Это требует создания нового подход к подземным исследованиям. Нужна будет электронная связь между лагерями. Посылать человека с сообщением, скажем из лагеря 8, бессмысленно. Без электронной связи, позволяющей организовать материально-техническое обеспечение лагерей, работа будет провалена. В этом году для выхода на поверхность из лагеря 2 нам требовалось 20 часов. Далее, мы должны полностью переделать конструкцию наших налобных фонарей, поскольку вес даже литиевых аккумуляторов/батарей становится значительным. Для перфораторов нужны большие батареи. И нам нужна сухая одежда в подземных лагерях и значительное количество пищи. Даже в этой экспедиции, где было всего два лагеря, мы иногда, из-за несвоевременной доставки продуктов, оставляли людей голодными.
Мы изучаем предложения для беспроводной, проводной и магнитной асинхронной связи для экспедиции 2007г. Мы планируем возродить идею маленькой лёгкой переносной гидростанции для зарядки налобных аккумуляторов/батарей и перфораторов. Проблема с пищей представляется наиболее трудноразрешимой. Я оценил, что для организации работ в лагерях 8-9 потребуется до 40 дней. Это создаёт психологические проблемы. В нашей последней экспедиции некоторые люди с трудом перенесли всего лишь недельное пребывание под Землёй. Значит, для продолжительных работ нужна будет продолжительная адаптация. Из медицинских проблем основными являются высыпания на ногах и инфекции пальцев. Они требуют решения.(Т.Н.- температура там где-то 15-20) Я думаю о чём-то необычном для случая Джей Ту, о таком, что полностью изменит наши представления о достижении особенно удалённых мест внутри нашей планеты. +"
Добавлю, что в 2006 году Стоун завершал другой проект, но экспедиция в Джей Ту была проведена Минтоном. Она продолжалась 6 недель в марте-апреле. Участвовало 40 человек из 9 стран, единовременно в экспедиции присутствовало не менее 20 человек. Было протянуто 6 км телефонного провода и установлен лагерь 3. На глубине 1198 м упёрлись в сифон. Сильный ток воздуха потерялся между лагерями 2 и 3. Обход сифона найти не удалось. Сифон имеет 150 м длины и 7 м глубины. За ним находится обвальный зал и новый сифон.
Из-за волнений в Оахаке экспедиция 2007 года отменена. Кстати, на проведения экспедиций получают разрешение местных властей. Следующая экспедиция запланирована весной 2008 г.


Перевод: Татьяны Немченко
Источник: [CML #9286]

Мория 98

Первопрохождение на плато Дженту.

С 15 августа началась поисковая экспедиция спелеоклуба "Мория".Марценюк,Пищурников и Радченко

отправились на верхнее плато, дабы подняться на высшую точку,осмотреть окрестности, а по пути

пошарить между камней.Когда мы поднялись на верхнее плато, нас начали терзать смутные сомнения,

стоит ли подниматься на вершину Дженту, ведь она почти вся скрылась в жуткой чаче и оттуда

ничего не увидишь. План действий был изменён, и мы свернули в небольшую балочку, где и начали

поиск полостей. Уже через 15 минут появились первые находки: были найдены два понора, в обоих

надо разбирать завалы глыб. Этому занятию мы были преданы в течение 3 часов. Мы решили, что

завтра вернёмся с ломом и сапёрной лопаткой, как говорится: "Не хотите по-плохому - будем

по-хорошему; сами виноваты".

Решили идти к лагерю через кош, по дороге мы продолжали чесать район. И вот и Марцик и Олежка

что-то нашли, и я двинулся к ним посмотреть их находки. Небольшой ручеёк скрывался в отверстии

размером с кулак, возле которого стоял Марцик, когда я подошёл вплотную к находке, дым от моей

сигареты медленно, но уверенно потянулся вниз к месту исчезновения ручья, и это при моём росте

1,86м, а я не нагибался. Мы присели, и я просунул ладонь, рука ощущала совсем не слабый ветерок

а наши уши слышали тихое завывание. В соседней воронке Олежка нашёл довольно свежее проседание

грунта, открывшее понор, забитый землёй. Очевидно было, что они должны соединяться, а так как

Олежкин понор, казалось, потребует меньшик сапёрных усилий, то решили приложить свою руку именнок нему.

На следующий день, 16 августа, из нашего лагеря возле избушки "Кордон Дорбун Кол" наверх

отправились две двойки: Шевчук,Марценюк и Бережной,Радченко. Первая, захватив лом и еду,

удалилась по уже известной нам дороге по руслу ручья (впадающего в слона?). Вторая решила


проверить правдивость имеющейся у нас карты и по дороге пройти к кошу, а по пути в малом каньоне

найти дыру, помеченную на кроках, имевшихся в наличии. Взяв 50м верёвки, шлямбурный набор и

прочее вертикальное барахло, а также сапёрную лопатку, забытую первой двойкой, мы почесали

искать нужное нам ответвление дороги.

Дорога оказалась логичной, но очень извилистой и длинной, так как её строили для машин, а не

для пешеходов. Поиски пещеры возле малого каньона окончились безрезультатно, и мы, ускорив шаг,

двинулись к первой двойке, вовсю орудующей над понором. Добравшись до места, мы узнали, что

планы первой двойки также поменялись. Из-за того, что лом - неподходящее орудие для извлечения

рыхлого грунта, им пришлось начать ворочать глыбы в поноре с ручьём, и, скажем, довольно

успешно. Вокруг лежали внушительных размеров камни, и вход заметно расширился. Мы присоединились

к их занятию, и в дело был пущен дополнительный инвертарь: тросовые петли и сапёрная лопатка.

Так как с собой у нас было два комбеза на четверых, то по очереди Марцинюк и Радченко пропихи-

вались вниз, окапывали очередную глыбу, стропили её тросовыми петлями, а наверху трое впрягались

в лом, продетый в ухо последней петли, и помогали глыбе выбраться на поверхность. Всё это

мероприятие жутко осложнял "пакостный ручеёк". Работающие внизу быстро промокали, а у тянущих

разъезжались ноги в багнюке, порождёной нашими с ручьём совместными усилиями. Не прошло и трёх

часов, как мы решили, что лучше поздно, чем никогда, и все, кроме меня, поочерёдно занялись

вплотную изменением русла ручья. И ручей потёк в другое отверстие и перестал мозолить нам раз-

личные части тела. В этот день смена закончилась тем, что мы наткнулись на крупную глыбу,

которая настоятельно доказывала, что ей и там неплохо. Мы дружно сказали: "Тьфу на вас ещё раз,

утро вечера мудренее",и, припрятав барахло, отправились в лагерь. Качественно поужинав, мы

обсудили планы завтрашнего дня и сыграли перед сном партейку в преферанс.

Наутро следующего дня мазохизмом отправились заниматься все, кроме Бережного. Прийдя к

понору, мы были приятно удивлены тем, что от багнюки в поноре не осталось и следа. За ночь всё

подсохло. И уже тогда Марцик утверждал, что незачем обзывать глубочайшую понором. Начали опять

работать по вчерашней схеме - один окапывает и стропит глыбу, трое выполняют обязаности бурлаков.

Часа через два загвоздка вчерашнего дня была извлечена, и теперь совсем не казалась такой

большой и непреодолимой. И ещё не одна такая каменюка была в этот день с почётным эскортом

доставлена на свет божий. Но как ни прискорбно, к концу дня мы убедились, что надо изменить

направление работ, так как мы упёрлись в монолитную щель, но её скорее всего можно обойти, если копать влево.

Так мы и поступили на следующий день. В этом направлении мы работали три дня, пока опять не столкнулись с очередным ребусом.

Ход перегораживали три глыбы, лежащие сразу за сужением.

Их конфигурация и расположение не позволяли вынуть хотя бы одну. Попытка расколоть их молотком

также не увенчалась успехом, долбить приходилось, вися вниз головой. День кончился, не принеся
никаких изменений. Вечером в лагере пришли к выводу, что глыбы нужно выжигать.

На следующий день Радченко, Бережной и Марцинюк отправились выполнять задуманное. В тече-

ние четырёх часов собирали дрова. Когда понор был доверху нафарширован разнообразной горючей

дрянью, всё это обильно полили бензином и подожгли (со второй попытки, так как я оказался

плохим факелометателем). В считанные минуты благодаря хорошей тяге понор превратился в адскую

топку. Мы, затаив дыхание, следили за работой огня, ведь правду говорят: "Человеческий глаз не

устаёт смотреть на огонь, воду и чужую работу".То и дело слышался треск раскалывающихся камней,

отчётливо слышавшийся сквозь завывание пламени. И только ливень с градом нагнал нас с насиженных

мест. Вечером мы сушили вещи и делились впечатлениями,в свою очередь те, кто оставались в лагере,

расказывали о гостях, побывавших за день.

На следующий день покопаться в пепле и саже и выяснить результаты работы огня отправились

Пищурников и Радченко, Бережной должен был выйти позже. Не помню, что нас задержало, почему мы

вышли позже. Когда мы добрались на место, я напялил комбез, взял молоток и, нацепив на голову

налобник, полез в понор. Все стены были покрыты сажей, куски отколовшихся камней лежали впере-

межку с пеплом. Некоторое время пришлось потратить на извлечение камней, отколовшихся от стен,

я передавал их Олежке, а он их складывал на поверхности. Вскоре я добрался до трёх глыб,
преграждавших нам путь, я взял молоток и решил попробовать их на прочность. Огонь потрудился

на славу, они легко крошились, и вскоре их остатки провалились куда-то ниже, открыв проход,

я заглянул туда и увидел очередную каменную пробку. Я выбрался на поверхность, а моё место занял

Олежка. Проходом к этой пробке служил калибр, преодолев его, Олежка попал в тесную камерку,

образованную расклиненными глыбами. По направлению движения воздуха он начал разбирать пробку.

Через некоторое время Олежка выбрался и поведал, что открылся новый калибр, и за ним видна не

сильно узкая щель. Ему не хотелось туда соваться без каски с одним налобником, одетым поверх

капюшона. Одев налобник поверх кепки, я отправился вниз, поддерживая с ним голосовую связь.

Новый калибр я преодолел ногами вперёд. Я попал в щель, которая не вызвала особых затруднений.

Так я попал в первый грот, получивший название "Копчённый". Полгрота довольно круто уходил вниз.

Здесь я впервые встретил монолитные стены, а не расклиненные глыбы. В дальней части грота

начиналась мелкая сыпуха, а в конце меня ждала очередная пробка. В гроте я потерял связь с

Олежкой и, немного повозившись с пробкой, пошёл наверх. После моего рассказа Олег решил сам

посмотреть грот. Посовещавшись, мы решили идти в лагерь, ведь Бережной так и не пришёл, а с

одним налобником на двоих не сильно поработаешь, учитывая, что без света не пройти калибры и

щель. Мы двинулись в лагерь с мыслями, что сегодня первый день, когда мы с меньшими

трудозатратами преодолели большее растояние, чем за всё время раскопок; похоже, пещера

устала и начала сдаваться. В лагере мы поведали о наших успехах, и было решено, что завтра

Марцинюк, Радченко и Бережной с касками и карбидками идут выяснять, не собирается ли капитули-

ровать непокорный понор.

Вот зажглись карбидки, берём молотки, петли, лом и отправляемся вниз, распаковываемся в

гроте. Здесь без труда можно работать, стоя в полный рост вдвоём. Вытаскиваем из пробки

внушительных размеров глыбу, разгребаем мелкие камни - и перед нами открылась щель, идущая круто

вниз и почти сразу сворачивающая вправо. Марцик идёт на разведку, я слышу, как он шкребётся

сквозняком и ему периодически задувает карбидку, через некоторое время он просит, чтобы я

передал молоток. Сбив молотком острые перья с очередного калибра, он просачивается в следующее

расширение - грот "Ломовая часовня". Оглядевшись, Юра сказал, что ему нужен лом.

Частично запихнувшись в щель вниз головой, я пропихнул вперёд лом, из калибра впереди появилась вначале

рука, а потом и голова Марцика; он с кряхтением и матюками дотянулся до лома. Я начал интере-

соваться, как мне лучше добраться к нему, он заверил меня, что лучше вперёд ногами, и я согласно

полученной инструкции начал пихаться в щель. Но не тут-то было (коротким длинных не понять): я

самым банальным образом застрял. Минут этак за 15 я выбрался обратно, распихивая по различным

нычкам камни, лежащие на дне щели. Перекурив, я предпринял ещё одну попытку, на этот раз вперёд

головой. Продвигаясь вперёд, я продолжил чистку щели от камней и довольно быстро вывалился в

грот, там я сказал всё, что я думал в тот момент об этой щели, о Марцике и его совете, в общем

щель получила название "Тропа Марцика". За то время, что я колупался в щели, Марцик при помощи

лома спустил куда-то вниз несколько глыб из пробки, которая являлась дном грота. В результате

под стенкой открылся проход, уходящий вертикально вниз, было решено, что можно спуститься

скальником по перьям, но хотя бы для успокоения нужно вцепить кусок верёвки. За трансом с верёв-

кой и прочим нашим барахлом, оставленным в гроте "Копчённый", пополз Юра. Процедура препро-

вождения транса через щель сопровождалась матюками с обеих сторон, но всё же увенчалась успехом.

Повесив успокоительный шнурок, я полез вниз. Спустившись ниже на 5 метров, я очутился в тесной

камерке, именно сюда провалились камни, которые разворошил Марцик, распихав их так, чтобы они не

мешали, я нашёл проход. Приняв транспортник, я просочился дальше и крикнул Юре, что он может

спускаться, только осторожно, не скидывая вниз камни. Пока Марцик спускался, я разобрал ещё одну

пробку и через очередной калибр вывалился в небольшую галерейку, оповестив о своих успехах

Марцика, я двинулся вниз по галерее. Галерея выводила в первый зальчик нашей полости, получивший

название "Бильярдная". Это название связано со сном, приснившимся минувшей ночью Юре, а именно

ему приснилось, что он разбирает очередную пробку, и глыба проваливается куда-то вниз. А в

открывшемся проходе видно, как восходит солнце, и его взору предстаёт огромный, пустой стадион.

Так вот, попав в зал я кричу Юре, что это не похоже на стадион, а сойдёт разве что за бильярд-

ную; так и появилось это название. Надо отметить что в ту ночь оригинальный сон посетил и Ёжика,

но пересказывать этот опус с аэропланом в кустах не буду, так как разабраться в нём, думаю, под

силу только старине Фрейду. Остальные участники экспедиции в ту ночь были обделены снами.

Когда Марцик ворвался в зал, то он тут же свалился в какое-то углубление, так как не

протёр запотевшие очки, и тут же заявил, что этот подлый проход он назовёт проходом "Белого".

Осмотревшись в зале, мы поняли, что дном ему служит устье колодца, заваленного огромными глыбами.

Но и в этом завале присутствовала тяга, и я через проход Белого начал углубляться в завал, но

очень скоро я потерял ориентацию и был вынужден вернуться обратно в зал. Посовещавшись, мы

решили, что нужно выбраться на поверхность, пообедать и вернуться к завалу уже с пикетами,

изготовлиными из различных блестящих пакостей, имеющихся у нас в наличии, а именно: фольги от

сигарет, упаковок от шоколада и растворимых напитков. Наверху, утомлённый долгим ожиданием нас,

Бережной записывал на диктофон устные доклады о передвижениях облаков в районе горы Дженту.

Пообедав и затарившись пикетами, начали щемиться вниз. В тропу Марцика Юра заманил меня

карамелькой. За 20 минут мы добрались до нашего завала, получившего название "Завал каторжников".

Через два с половиной часа игры в пятнашки пикетами, разбрасывания всё тех же вездесущих камней

и убивания и без того убитых комбезов, нас ждало очередное открытие.

Я вывалился в небольшую камеру с монолитными стенами, на дне которой была водобойная яма,

которая свидетельствовала о том, что здесь иногда бывает довольно мокровато, а сейчас здесь тёк

ручеёк толщиной в мизинец. Он сочился в треугольную щель, и я двинулся за ним. Просочившись

сквозь щель, я очутился на узкой полке, ручей ниспадал куда-то вниз, тусклый свет карбидки не

позволял расмотреть, что там внизу. Тогда я включил галогенку и сказал: "Ну вот и твой стадион

нашёлся, Марцик". Зал был просто огромным после узких шкляв с завалами, почти неделю сдерживав-

ших наше продвижение, но даже по сравнению с залом "НСС" в "Майской" наш зал "Одесских

спелеологов" был большим и величественным. Я нашёл проход на более широкую полку, перейдя туда,

я позвал Марцика.

Добравшись до меня, Марцик с криками: "Можно я!Можно я!", начал карабкаться вниз по девяти-

метровому уступу, и прежде чем я успел что-либо сделать, он понёсся вниз по залу, оглашая

тишину радостными воплями. Я не спеша спустился в зал, сел на камень и закурил, любуясь, как по

залу мечется огонёк карбидки Марцика. Дном залу также служил глыбовый завал, и только под правой

стенкой было монолитное русло оранжевого ручья, устремлявшегося по залу вниз. Между глыб зияли
щели, мелкие камни гремели куда-то вниз. Откуда-то из глубин зала донёсся крик Марцика о том,

что он подошёл к устью широкого колодца, и дальше без вертикального снаряжения здесь делать

нечего. Я крикнул ему, что пора возвращаться, и мы двинулись на поверхность.


Находясь под впечатлением первопрохождения, мы на радостях весь путь наверх преодолели

за 45 минут, по пути строя коварный план, как разыграть Бережного. Первым на свет божий выполз

Марцик, вот он-то с кислой физиономией и поведал Димке о том, что дыра заткнулась, что мы

упёрлись в непроходимый завал. Чуть позже выполз я с н менее кислой рожей, весь грязный и

подранный (мой комбез уже после "Майской" называли "Когда ж я сдохну": отодравшиеся на пятой

точке заплаты теперь напоминали крылья сдохшего мотылька, и на всех швах торчали какие-то

лохмотья). Я молча закурил и понуро двинулся в сторону Юры, восседавшего на возвышенном валуне.

Когда я подошёл к нему вплотную, он запрыгнул мне на плечи, и мы начали исполнять весьма

странный танец, похожий одновременно на все и ни на один в отдельности; всё это сопровождалось

радостными воплями всех трёх, так как Бережной уже понял, что заткнувшаяся дыра не вызвала бы

такой реакции и успел сфотографировать это безобразие.

Мы не спеша собрались и двинулись в сторону лагеря, по дороге пересказывая Димке наши

сегодняшние похождения под землёй. Уже перед самым лагерем Марцик предложил, чтоб я залез к нему

на плечи, и теперь он прокатит меня в лагерь. Надо заметить, что когда мы утром поднимались

наверх, на поляне леспромхоза стояли только три наших палатки, а теперь здесь обосновались ещё

и поляки с ростовчанами. Не зная об этом, наша пирамида, жутко шатаясь и спотыкаясь, с воплями

ворвалась в лагерь, где и грохнулась, когда Юра споткнулся в очередной раз. По нашему появлению

обитатели лагеря поняли, что мы вернулись с победой, и потребовали подробного отчёта, только

чтоб мы расказывали по очереди, а не все разом.

К концу дня мы решили, что завтра в дыру, которой уже дали название "Мория" в честь нашего

спелеоклуба, пойдут две двойки. Радченко и Марцинюк займутся навеской, а Пищурников и Шевчук

будут выполнять топографическую съёмку.

На следующий день мы приступили к выполнению составленного плана, первая двойка с двумя

трансами ушла под землю на 40 минут раньше, чем вторая. Но так как узость ходов сильно замедляла

передвижение с грузом, то вторая двойка, выполняя топосьёмку всё же нагнала первую возле

девятиметрового уступа в процессе навески. Спустившись скальником, вторая двойка приступила к

детальному осмотру зала, перед тем как начать его сьёмку.

Завершив навеску уступа, мы отправились к колодцу, найденному вчера Юрой, осмотрев его,

приступили к его навеске. Скоро к нам подошёл Ёжик и поинтересовался, не приходил ли к нам

Олежка, он пошёл по контуру зала и не вернулся.У нас он не появлялся,как выяснилось позже он

нащёл ещё один зал и в данный момент ползал по нему.Получив отрицательный ответ Сергей про-

должил обход зала по левому контуру.Навесив колодец я спустился на его дно,небольшая наклон

ная галерея приводила к следующему колодцу.Но в это время опять пришёл Шевчук,поинтересовал-

ся непоявлялся ли Олежка,и заверил нас ,что мы навесили нетот колодец.Я поинтересовался что

значит нетот.Оказалось,что если спуститься в конец зала,то мы увидем, что зал обрывается

колодцем.А самое главное вход этого колодца на 50м ниже входа навешенного нами колодца.

Я поднялся из колодца и пощёл посмотреть на новый колодец.По большому счйту это ока-

зался не колодец а уступ,выводящий в каньён в который приходят несколько притоков,притом

очевидно та ветвь, которую мы начали пробивать тоже вывалится в этот каньон.Я вернулся к

Марцику и сказал снимать навеску.К этому времени появился Олежка и расказал о своей находке.

Найденный им зал имел сложную конфигурацию из-за глыбового завала и потребует много времени

на его съёмку.Было решенно отснять основной зал и выходить так как мы неуспеем отснять се-

годня и верёвки хватило бы навесить уступ и всё ,а и без этого понятно , что дыра прёт.

Так и поступили , выбравшись на поверхность,собрали барахло и отправились влагерь.

Весь следующий день прошёл в подготовке к сброске,следует отметить , что Радченко и Бережной

сходили к пешере и укрепили импровизированную табличку , изготовленную из крышки какойто

жестянной банки и прикрепить бутылку с запиской.

Со сброской нам повезло, до Рожкао нас довезла та же машина , что забрасывала наверх.

В Рожках мы тоже не сильно долго ждали попутки, и сдесь в глубинке ещё не сильно сказывалось

падение рубля, идущего в то время камнем вниз.В этот день мы заначевали в Курджиново,а утром

автобусом отправились в Лабинск.В Лабинске мы пересели на Армавирский автобус,заплатив день-

ги водителю.На первом же посту ДАИ были проверены билеты и всех безбилетных вместе с води-

телем забрали для составления протаколов.Через час мы ехали дальше в сторону Армавира.

На вокзале в Армавире мы провели ещё одну ночь, а утром отправились в Ростов,откуда

лежал последний отрезок нашего пути домой-поезд Ростов-Одесса.Ичерез день нас встречала

родная Одесса.

В следующем августе мы собираемся проводить экспедицию по дальнейшему прохождению шахты "Мория" . Мория 99

Радченко Сергей.

МАЙСКАЯ 98



ЭКСПЕДИЦИЯ "МАЙСКАЯ 98"



В Августе с 3 по 14 в районе хребта Дженту проводилась экспедиция
УСА. В этом мероприятии приняли участие: Одесса(Бережной,Марцинюк,Пищурни
ков, Радченко, Шевчук); Полтава (Касьян, Тимошевская, Повякала); Харьков
(Журавель, Наглов, Карев) и Днепропетровск (Караган, Белый).Целью этого
мероприятия было ознакомление с окрестностями хребта Дженту и посещение
Майской. Идейная организация принадлежала одесситам, но на месте бразды
управления штурмом были переданы Касьяну.
Несмотря на Путаницу введённую в координацию сборов Лиманом и наличие
двух вокзалов в Армавире к 3 числу все участники, кроме самого Лимана
встретились.Правда одесситам и харьковчанам пришлось провести две ночи
на Армавирском вокзале,а последних к тому-же оштрафовали и выдали какую то
дурацкую справку. Далее двинулись на автовокзал откуда двумя группами дое
хали до Лабинска. Воссоединившаяся группа погрузилась в автобус идущий в
направлении Курджиново и по дороге уговорила водителя что нам собственно
нужно в Псемен и он согласился (за некоторую не очень дополнительную
плату...). Выгрузившись в Псемене мы задумались о дальнейшем транспорте.
В имеющемся описании упоминались только лесовозы, и мы принялись тормозить
"все что движется", а также производить опрос местного населения вообще, и
лесозаготовителей в частности. В процессе осмотра поселка мы увидели остатки
моста и хат, снесенных весенним паводком и поняли, что автобусом до
Рожкао нам не доехать (а среди остановленных нами транспортных средств
фигурировал шикарный мерседесовский автобус). В конечном итоге мы поймали
Газ-66, везущий продукты в Рожкао и весело поехали на мешках с мукой, ящиках
водки и копченных окороков. В Рожкао после разгрузки продуктов нам удалось
уговорить водителя везти нас дальше, хотя он сетовал то на отсутствие бензина,
то на строгость начальства (кстати находившегося в той же машине лесничего),
но после оглашения суммы бензин появился и начальство не возражало.
Водила газона был мужиком веселым и перед тем как везти нас до избушки
хорошо вжарил пива... Ехали мы весело... Наш лесничий успевал рулить,
материтьсья и махать руками одновременно, за метров 100 до перевальчика
наш водила вконец протрезвел и очередную промоину штурмовать наотрез отказался,
и оставшуюся часть пути нам пришлось топать на своих двоих, уложились в две ходки.
Потом была установка лагеря поедание ужинного провианта в разумных пределах.
На следующий день происходила плановая разборка штурма пещеры Майская и сбор
снаряжения. Решено было, что сборная команда Полтавы, Харькова и Днепропетровска штурмуют
пещеру а одесситы проводят разведку на плато. И таки да на следующий день (5 августа) часов
в 10 утра мы вырулили из лагеря в направлении верхнего плато, вылезли мы за полчаса с
небольшим и начали совать свои носы во все дыры и щели в поисках глубочайшей... После 2-3 часов
тыканий и блуканий мы (Шевчук, Марцинюк, Бережной и Радченко ) сунули свой нос в очередную дырку,
а Олежка Пищурников остался сидеть на склоне... Вот тут то он и увидел своего первого абрека с
калашниковым... Абрека звали Асхад Кучаруков на поверку оказался пастухом, владельцем лошади
неизвестной породы и АК-47 калибром 7,62 мм.
Последующие полтора часа были потрачены на удовлетворение любопытства владельца ак-47.
Заметим что его интересовало если не всё то многое, так он выяснил нашу родословную,насколько
у нас хватило памяти, кто кем работает, не хотим ли мы переехать жить в КЧР и тд и тп.
Надо отдать ему должное он тоже кое что рассказывал, но после его рассказов становилось уж очень
не весело и на протяжение недели в лагере ходила шутка о бесплатных работах на виноградниках в
Абхазии. Мы уговорили его что нам надо идти к горе поисковой на поиски пещеры и он сагласился,
но оказалось что ему попути так как недалеко находится его кош и наше общение продолжилось на
ходу. Мы получили приглашение посетить кош и отведать аэрана, но начавшая резко портиться погода
и небольшой колодец в который тут же полезла половина нашей группы, позволили нам побыстрее
расстаться с Асхатом.
Путь обратно в лагерь сопровождался ливнем и градом, вернулись мы мокрыми и замёрзшими.
Результатом нашего похода на верхнее плато стало то что все захотели штурмовать Майскую а искать
дыры на верхнем плато никто не хотел......Никого не прельщали виноградники в Абхазии, и мы
полным составом начали осаду Майской.
4.08 днепряне отправились обрабатывать входной колодец, их очень заинтриговала фраза в черкес
ком описании, пол зала круто уходит вниз, а мы сходили пофотографироваться в Южном слоне.
5.08 днепряне отправляются делать навеску до 120 м ,а мы в это время совершали разведку на
верхнее плато, чем она закончилась я уже рассказывал, а Наглов и Карев сходили в большой каньон.
Полтавчане в 13 00 сменили днепрян на навеске. В 16 00 харьковчане ушли на навеску.
6.08 В этот день навеска продолжалась теми же составами что и вчера ,а нам пришлось ограни
читься аклиматизационными выходами до старого дна. В конце дня пришли к выводу ,что перед шкур
ником Чалого непомешал бы ПБЛ, он тут же был укомплектован (палатка и тент одесские коврики харь
ковские, один коврик, спальники и кухню каждая команда должна приносить с собой).
7.08 Команда харьковчан отправляется с ночёвкой, они устанавливают ПБЛ и продолжают навеску,
правда на следующий день мы узнали , что они нашли обход шкурника Чалого и разнесли вдребезги
полусифон Купель. Появились первые жертвы мерабилита, непожилавшие заблаговременно заглатить
пару таблеток фталазола, это послужило уроком и комплект самоспаса дополнился соответствующими
медикаментами и бумагой.
8.08 Первую вахту геонавтов сменили полтавчане они довесили дыру до дна. Тройка Пищурников,
Марцинюк, Радченко отправились покапаться в зал Мозжечок, но как говорится отрицательный результат
это тоже результат. Ненашутку расхворался Лёша Караган и в днепрянскую полатку устремились запасы
из нашей оптечки. В лагере стало очень людно так как рядом остановилась группа туристов с детьми
в колличестве 26 человек.
9.08 Раздосадованный болезнью Лёши Белый ущёл с Шевчуком и Пищурниковым в дыру, они вынесли
излишки барахла оставленные на дне последней навесочной групой. Радченко, Марцинюк и Бережной
затащили в ПБЛ фотоаппаратуру и жратву, а на обратном пути вынесли контейнер мусора собранного
в зале старого дна.
10.09 Харьковчане отправились на дно, а полтавчане отправились фотографировать Южного слона.
11.09 Радченко, Марцинюк, Бережной, Караган отправились делать выемку от дна до ПБЛа. Полтава
прочесала склоны в районе Майской. Так как я принимал непосредственное участие в выброске то могу
более подробно описать это мероприятие. За 1.15 мы добежали до ПБЛа, где сонный Шурик Наглов
только выполз перетрусить карбидку. Немного поболтав с харьковчаннами и оставив контейнера со
спальниками и кухней мы взяли фотоаппаратуру и двинулись дальше. Поднялись скальником в сухой
меандр обходящий шкурник Чалого, меандр вываливается в первом зальчике носящем, название(студия),
почти сразу за шкурником.
Миновав ещё два зальчика(Колорадо и спящий мамонт) полюбовались тем что осталось от полусифона
купель. Далее проследовали каскадный зал и пройдя шкуродёр (С днём рождения)попали в серию
обвальных залов или зал НСС. Это большой красивый зал высотой 15м и шириной до 20м с плоским
потолком. Во многих местах на полу лежат крупные скопления мирабилита напоминая снег под землёй,
хрустит также, вот только на вкус не советую пробовать. Зал НСС переходит в мирабилитовую галерею,
состоящую из нескольких ярусов с односторонними полками. Это самое красивое место во всей пещере,
все стены покрыты кристаллами мирабилита, на каждом ярусе совершенно другие формы кристалов.
Около двух часов мы фотографировали это сказочное убранство. Сдуру мы дотащили фотоаппаратуру до
последней навески, но ничего больше не снимали, так как не было никакого желания разворачиваться в
узких меандрах.
Дном последнего водного каскада является небольшой зал с табличкой датированной 1990 годом.
Табличка по москвичу Зеленину погибшему на Алеке.
Далее идёт узкая щель покрытая глиной , которая без набора глубины приводит к галечному
сифону, который на данный момент и является конечной точкой пещеры.
Мы приступили к выемке и неспеша к 12 часам были в ПБЛе, где плотно поужинав легли спать.
12.09 Проснувшись , позавтрокав мы упокавали свои спальники ,ковры, кухню, наш мусор и донную
часть навески.Проверив ничего ли мы не забыли мы двинулись на поверхность, по дороге мы
встретили группу довыемки. В этот день был окончен штурм. Вечером Днепр , Харьков и Юля сходили
в Южный слон.
13.09 Всеобщее восхождение на Дженту в лагере остались только Радченко, Марцинюк, Пищурников.
14.09 Одесса провожает остальных учасников.
Вот мы и остались одни,экспедиция перешла во вторую стадию - поисковую экспедицию Одесского
спелеоклуба Мория. Результатом которой стало появление новой ,первой по глубине на Дженту пещеры.
В виду нехватки времени пещера не пройдена до дна , топосъёмка остановилась на -178м , а про-
тяжонность составила 261м.
Подробный отчTт будет опубликован в следующем номере журнала Свет.

Радченко С.В.


Links to Best Bookmaker Bet365 it The UK