ПЕЩЕРА ГОЛУБИНАЯ: ОТ ОТКРЫТИЯ ДО СОЕДИНЕНИЯ С КРАСНОЙ

ПЕЩЕРА ГОЛУБИНАЯ: 
ОТ ОТКРЫТИЯ ДО СОЕДИНЕНИЯ С КРАСНОЙ

Евгений Снетков, Москва
Константин Цуриков, Крым
Алексей Шелепин, Москва, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассказано об истории исследования пещеры Голубиная (Крым, Долгоруковская яйла), начиная от ее открытия и до соединения с Красной пещерой. Дается морфометрическая характеристика полости. Система Голубиная - Красная (протяженность отснятых ходов - более 17 км) — первая в Крыму “полноценная” пещерная система, которую можно пройти от входа на плато до выхода пещерной реки на поверхность.

Взята статья с сайта http://topo.chat.ru/



Вместо предисловия

 Для удобства восприятия материала статьи авторы решили сначала дать краткую морфометрическую характеристику пещеры. В ней можно выделить три основных элемента: — вертикальная часть с небольшими колодцами и сложными шкурниками, общей длиной 210 м и глубиной 110 м, почти сухая. 
 — узкий извилистый ход ручья-притока основной реки Голубиной, длиной около 1,2 км, с проявлениями этажности и 6 небольшими полусифонами и сифонами. В нижней части по ходу течет постоянный, в верхней — периодический ручей, создавая периодический же сифон. 
 — меандрирующая галерея основной реки, с серией сифонов и полусифонов, гурами, обвальными залами, боковыми ответвлениями и ходами по верхним этажам. Магистральный ход вдоль реки от точки впадения ручья до соединения с Красной имеет длину 1,3 км и амплитуду 45 м, вверх по реке от места впадения притока пройдено 300м.
 Общая протяженность отснятых ходов пещеры по состоянию на май 1997 г. составляет 3 585 м, проективная длина 3 440 м, площадь 10 600 м2, объем 38 тыс. м3. Вход в Голубиную находится на высоте 785 м, в Красную (Харанлых-Кобу) — 585 м, и перепад высот между входом и “выходом” составляет 200 м. (Соединение с Голубиной, впрочем, не изменило амплитуду Красной, составляющую 235 м до верха купола в зале Голубой капели [1].) Перепад высоты от входа до точки соединения с Красной составляет 165 м, а до впадения в реку Красной 176 м.
 Самый крупный зал — Мергельный — имеет высоту около 25 м и площадь 900 м2. Он образован на месте стыка двух блоков известняка с различными направлениями трещиноватости. Если выше зала направления перпендикулярных трещин, по которым заложены ходы пещеры 50 и 140, то ниже 25 и 115, что особенно четко прослеживается после Обвального зала (площадью 370 м2).
 Расширения галереи приурочены к местам впадения притоков. Это зал Двух Батареек (сюда когда-то впадал ручей из хода Одинокого Человека) и протяженный участок галереи (до 10 метров шириной) в районе выхода из ручья-притока на реку, который размерами может поспорить с основной галереей Красной.
 Наиболее узкими и труднопроходимыми являются участки с большим уклоном из-за явно чрезмерного количества натечных образований. Это 100-метровый участок Обвальный зал - водопад перед площадкой Кувалда (перепад 16 м) и в особенности участок, примыкающий к месту впадения в Красную. Падение воды на этом 50-тиметровом участке составляет более 20 м и на нем можно насчитать до 5 этажей. Ход по первому этажу закрыт узким сифоном, но переплетающиеся ходы 3-4 этажей, перекрываемые местами натеками, и привели в конце концов в Красную. В остальных местах уклон русла реки невелик. Так, на 300-метровом участке (полусифон за площадкой Кувалда — зал Двух Батареек), перепад составляет всего 2,5 м.
  Ниже Мергельного зала по большей части прослеживается два этажа, при этом второй этаж приподнят над первым на незначительную высоту (2-3м). Там же, где пещера состоит из одного этажа, его высота составляет как правило 4-6 м, ширина 2-5 м.

Вступление

 В начале 80-х годов среди спелеологов Крыма большую популярность приобрела Долгоруковская яйла в центре Горного Крыма. Основная цель была одна - найти верхний вход в Красную. Главными объектами работ являлись пещеры Провал, Аверкиева и открытая в зто же время А.Згурским Земляничная. Привлекала внимание и большая воронка с глыбово-щебнистым завалом на дне, расположенная недалеко от юго-западной бровки плато и отмеченная на крупномасштабных военных картах как "пещера Голубиная". Что там должна быть пещера - сомнений ни у кого не было, но как туда проникнуть? В течении нескольких лет Симферопольский клуб спелеологов периодически вел работы по разборке завала, но без положительных результатов.

Начало

 Как часто бывает в практической спелеологии, успех приходит, стоит лишь с торной тропы уйти чуть в сторону. Так же произошло и с Голубиной. Оставив в покое завал на дне воронки, Вадим и Татьяна Селиверстовы, Валера Мельников и Галя Шемонаева раскопали земляную пробку в борту воронки, разбили щель и 7 ноября 1985 года протиснулись во входной 27-метровый колодец, обойдя завал главного входа.
 Во время последующих выходов в конце 85-86м году ими же, а также С.Карпинским, И.Патругиным, А.Масленниковым, Д.Нехамкиным была пройдена вертикальная часть пещеры (см. схему). Основные сложности возникли при прохождении двух шкурников — "Буквы Zю" и "Аиста". Пройти их удалось только после длительных "уговоров" зубилом, кувалдой и паяльной лампой.

Первый этап, 1986 - 89гг.

 Весной 1986 г во время очередного выхода "на прохождение" группа шла по уже знакомому до мелочей маршруту. Вот и "Буква Zю" - узость, в которой ход меняет свое наклонно-нисходящее направление на восходящее, с крутым перегибом в перигее. Каково же было удивление спелеологов, когда вместо абсолютно сухой щели они увидели воду с плавающими в ней полуистлевшими листьями, заполняющую шкурник и превращающую его в сифон. А ведь всего в 5 метрах за "Буквой Zю" расположено несколько уступов суммарной глубиной 30 м. Выход пришлось отложить...
 Как выяснилось позднее, эти милые сюрпризы — периодически возникающие на месте безобидных луж или вовсе на сухом месте полноценные сифоны - характерная особенность Голубиной. На сегодняшний день выявлено 3 таких "сюрприза".
 К следующим выходным уровень сифона практически не понизился. Тогда настало время экстроординарных решений. Запустив в непроходимую до того щель над сифоном Таню и Галю и снабдив их 2-мя шлангами, мужики объяснили, что спустить сифон с той стороны так же просто, как откачать бензин из бака. Сифон был спущен и за последующие 10 лет ни одного случая повторного наполнения щели не наблюдалось, щель снова была абсолютно сухой... Но два шланга находятся там по сей день в качестве памятника “преданьям старины глубокой”, да и на всякий случай.
 Вертикальная часть пещеры была отснята в том же 1986 г. Далее уступы сменились субгоризонтальными невысокими обводненными ходами с большим количеством глины, приведшими к сифону. Чтобы пройти или обойти его, супруги Селиверстовы и Дима Нехамкин неподалеку установили ПБЛ. Когда же они, полные решимости, подошли к сифону, на его месте оказалась лишь длинная лужа — путь был свободен. Было пройдено еще несколько сот метров, появился слабый постоянный водоток, что обнадеживало. Но очередной сифон обойти не удалось — ход по 2-му зтажу тоже был перекрыт сифоном. На этом месте дело застопорилось на долгих три года.

 Второй этап, 1989 - 91гг.

 В 1989 г к поискам продолжений подключились Юра Гринченко, Петя Закора, Леша Цвет. После серии безуспешных выходов им удалось частично расширить, а затем пронырнуть короткий, но узкий щелевидный сифон второго этажа. (Этот подвешенный сифон нетрудно спустить с обратной стороны с помощью шланга, но через некоторое время он наполняется вновь.) Еще 200 метров — и узкий ход со слабым ручейком впадает в широкую галерею с текущей рекой. "Неужели Красная?" — подумали первопроходцы, увидав подошву от старого кеда, занесенного паводком из цивилизованного мира. Но увы, до Красной было еще далеко...
 Галерея закончилась большим залом, названном Мергельным. В дальней части зала в глыбовом завале, похожем на те, которыми "заткнулись" многие пещеры, первопроходцев ждал подарок — сквозной колодец глубиной 9м, чудом образовавшийся среди расклиненных между собой глыб. Далее пошел широкий, но низкий обводненный ход (в месте, называемом “сифонный лаз“, всего 30 см), при высокой воде превращающийся в серию полусифонов, и снова галерея. К концу 1989 г усилиями Г.Шемонаевой, П.Закоры, Ю.Гринченко, Д.Михайлова, В.Селиверстова, С.Романюка, А.Масленникова, С.Новика Голубиная была пройдена до Обвального зала, в завале которого колодца-подарка не было. Пещеру отсняли до входа в Обвальный зал.
 Проход был разобран уже в 1991 г. Снова низкий "полусифонистый" ход. И постоянный сифон. Его удалось обойти, разбив щель между потолком и краем практически сросшегося с ним старого гура. Начались высокие, до 5 м, галереи с гурами, многочисленными натеками, сухие вторые этажи, и так более шестисот метров.
 После небольшого зала вода уходит в сифон. 100 м сухого второго этажа привели в глинистую камеру, из которой вертикально вверх уходила узкая органная труба. Эта “транструба”, как раз под размер человека — подарок Голубиной спелеологам — вдруг разворачивается точно на 90 градусов и идет горизонтально, выводя через несколько метров в широкий ход к речке. Затем почти подряд 3 уступа 2, 2,5 и 3,5 м приводят в комнату с завалом, в который уходит вода. (Надо сказать, что до места появления воды в Красной отсюда всего 15 м по горизонтали и 10 по вертикали.) Но по воде пути дальше не было...
 Вернувшись немного назад, Закоре и Гринченко по верхнему этажу удалось пройти еще на 30 м дальше, до непроходимой щели, за которой впрочем ясно просматривалось продолжение. Попытка расширить ее в следующий выход с помощью поднесенного тяжелого шанцевого инструмента не привела к успеху — слишком много сил уходило на то, чтобы добраться до забоя и потом выйти на поверхность. На эффективную работу оставалось совсем немного времени. Явно напрашивалась необходимость смены тактики — заброска ПБЛов. Но этому мешали два момента: 
 1-й — финансово-экономический (это был период резкого повышения цен в сочетании с отсутсвием многого необходимого для жизни под землей — период борьбы за Существование),
 2-й — психологический. До Голубиной из Симферополя можно добраться за 1,5 часа, а ПБЛы у крымчан ассоциируются с дальними экспедициями на Кавказ.
 В том же 1991 г были предприняты две попытки установить точное место появления в Красной притока из Голубиной путем окрашивания. Первая из них была сорвана паводком, но вторая показала, что вода выходит из "Кровавой Мэри" — правого притока основной реки Кобы.
 Затем наступила длительная пауза — за последующие пять лет основную часть одной из самых перспективных пещер Крыма не посетил ни один человек. В то же время попытки пробиться в Голубиную со стороны Красной предпринимались неднократно, в основном усилиями Н.Леонова, М.Козлова, И.Патругина, Саида, С.Черевко, П.Закоры, В.Чертова, С.Романюка, Д.Михайлова, Ю.Боканя. Как говорит Н.Леонов, "мы обшарили в районе Кровавой Мэри все закоулки". К сожалению, результов эти поиски не дали.

Третий этап, 1996 - 97гг.

 Весной 1996 г после долгого перерыва начался новый этап исследований — была намечена совместная московско-крымская экспедиция. К сожалению, никто из крымчан не смог принять в ней личное участие, в том числе и инициатор новой кампании К.Цуриков, хотя они оказали (особенно Ю.Гринченко) большую помощь при подготовке. Руководителем экспедиции был А.Бизюкин.
 Встретивший москвичей на вокзале Гринченко проводил до входа, рассказал о пещере и дал план отснятой части. По словам А.Шелепина, “... слушая рассказ о страшных шкурниках, многочисленных сифонах и полусифонах, я думал, что дня за 3 команда достигнет дна с ПБЛом и времени на исследования будет более чем достаточно. Гринченко же думал, что мы остановимся далеко от конца известной части. Истина оказалась где-то посередине...” 
 Москвичи подошли к штурму пещеры основательно — первым делом разбили привходовые шкурники (правда, есть подозрение, что у них не было другого выхода — не могли пролезть). Снова слово А.Шелепину: “Первый выход — ну, сейчас навесим вертикальную часть, всего-то 100 м с хвостиком. Дошли до второго шкурника, 4 часа по очереди разбивали его. Прошли только потому, что знали, что его уже проходили. И уткнулись в следующий. На другой день, после застревания некоторых наиболее тонких участников, его тоже разбили. Как там до этого пролазили крымчане, для меня загадка.”
 Следующий выход — В.Травин и А.Гузеев. На поверхность вышли в 3 часа ночи, абсолютно промокшие и полные эмоций. Травин по ошибке, вместо обхода по 2-му зтажу через Подвешенный сифон, пронырнул ранее никем не проходившийся 3-метровый сифон на 1-м этаже. Гузееву это сделать не удалось, после часового ожидания он нашел известный обход, дошел до Подвешенного сифона и стал протискиваться в него ногами вперед (как говорилось выше, сифон очень узкий), крича при этом "Куу! Ку!" В это же время Травин подошел к “правильному” сифону с обратной стороны, увидел дергающиеся в нем ноги, причем ему вместо "Ку" слышалось приглушенное "Тону! Тону!" Что почувствовал Гузеев, когда кто-то схватил его за ноги в глубине сифона и что он при этом высказывал, история не сохранила.
 Воспользовавшись паузой, возникшей в связи с поздним возвращением товарищей, Шелепин раскопал проход ниже по щели в обход шкурника на входе (он был интересен тем, что мучения слишком толстого или уставшего спелеолога были не только хорошо слышны, но даже и частично видны с поверхности).
 Наконец 5 человек (М.Виноградова, М.Грачева, А.Гузеев, Н.Киряков, А.Шелепин) установили ПБЛ в Мергельном зале и пошли вниз, на многих участках собственным путем (в частности, пришлось заново прокопать ход в завале Обвального зала). Времени экспедиции хватило только на то, чтобы детально обследовать уже известную часть пещеры и наметить конкретные цели на будущее.
 В конце августа В.Травин и А.Шелепин продолжили исследования. Попытка пройти из Красной не увенчалась успехом, хотя и был открыт 40-метровый красивый ход за сталактитом "Кровавая Мэри". Было сделано 2 выхода в Голубиную, отснят почти километр ранее пройденных, но не картированных ходов.
 "...Второй выход. В начале горизонтальной части надеваем гидры и через несколько минут упираемся в полусифон. "Да нет, не может быть, мы тут весной в комбезах проходили" — авторитетно говорит идущий сзади Володя Травин, хотя зазор между зеркалом воды и потолком сейчас меньше 10 см. Стала понятной функция длинной веревки, которая весной загадочно висела высоко над небольшой лужицей. До этого популярностью пользовалась теория, что она здесь служит для удобства подьема по скользкому глиняному склону...  
 Шли не спеша, уширяя узости и понижая уровень воды в полусифонах, уменьшая тем самым категорийность пещеры. Наконец достигли места последних перекусов крымчан с издалека видимой белой кружкой с песочком на дне, пролежавшей там долгие годы и служащей надежным ориентиром в нижней многовариантной части пещеры. Здесь как-то глаза разбегаются — ходов много, но все узкие или очень узкие.
 Повоевав часа полтора с узостью по самому верхнему этажу, обнаружили другую, пониже, немного расширили, чтобы не мучаться, и легко пролезли вниз вдоль натечной катушки. Специально оставили молоток и кувалду, чтобы чрезмерно не увлечься прохождением — уже вечер, а нас ждет топосъемка. Спрыгнули в Подвешенное озеро. По грудь, по пояс в воде, 20-30 см между водой и потолком, сильный ток воздуха. Далее гур и широкий, очень низкий ход. Через 15 м — выступ потолка, перекрывающий проход.
 Посидев немного у остановившей нас узости, где Володя нарисовал стрелку на глине, мы повернули назад и занялись топосьемкой. На втором по счету пикете Володя указал на щель справа с сильным током воздуха, откуда был слышен шум воды. Констатировав, что в принципе можно пролезть, мы продолжили топосьемку. А зря — вода шумела в известной части Красной пещеры, до нее оставалось 10 м и от нескольких минут (если раздеться) до нескольких часов (если не раздеваться) работы кувалдой. Но этого мы не знали..."
 Следующая попытка была предпринята в октябре 1996 г группой молодых московских спелеологов под руководством Николая Кирякова (А.Низовц в, О.Шульга, А.Коренных, А.Сафронов, А.Лычагин). Установив ПБЛ на знакомом месте в Мергельном зале, участники совершили серию рабочих выходов. Усилия сосредоточили на двух узостях - на 1-м этаже пещеры рядом с конечным щелевым сифоном (брошенный через нее камень падает в этот сифон примерно в 4-5 м от его начала), и на 3-м этаже — визуально довольно привлекательное место, за короткой узостью — значительное расширение. Пройти ни одну из них не удалось...
 Сразу по возвращении экспедиции начата подготовка к следующей, намеченной на начало февраля 1997 г. В это время на яйлах Крыма обычно стоят морозы, вероятность паводков минимальна. Учтя уроки предыдущих походов, было решено прежде всего обновить технический арсенал для прохождения шкуродеров.
 Решающую экспедицию возглавил юный красноярец и великий химик Николай Киряков с группой единомышленников - Лешой Низовцовым и Сашей Лычагиным, с молодой женой Мариной и старыми товарищами - Женей Снетковым и Костей Цуриковым. В целом экспедиция прошла буднично, что говорит об ее неплохой организации.
 Стояли сильные морозы (-15С) и спелеологи решили комбезы и каски одеть еще в Симферополе. Поэтому загрузка в пещеру прошла на удивление быстро — 35 мин с момента остановки УАЗика у входной воронки. При прохождение Буквы Zю два наиболее опытных, но наименее гибких участника получили травмы грудной клетки и вынуждены были остановиться на ночлег в гроте "Зяблик". По их просьбе злополучный шкурник был разнесен вдребезги.
 Молодежь рвалась в бой и, оставив старую гвардию зализывать раны и набираться сил, устремилась вниз. Выбрав не самое удачное место под Базовый Лагерь, Коля Киряков тем самым предопределил успех экспедиции, т. к. площадка вмещала не более 4-х человек, и как минимум двоим приходилось торчать в Забое.
 Имея на вооружении огромный горнопроходческий арсенал, спелеологи не стали тратить время на поиски проходимых для человека ходов, а сразу же взялись крушить все подряд. Рассказам предшественников о Подвешенном озере большого значения не придали, и найдя неглубокую лужу, постановили ее считать за озеро. 
 Узость по 3-му этажу, долбить которую начали еще в 1991 году, пройдена за одну смену. Но через 7 метров мечты о Красной приходится отложить — дорогу преграждает 2-х метровое сужение, к тому же перекрытое посередине толстым сталагнатом. Е.Снетков обнаруживает неподалеку еще один вариант — окно, за ним расширение. Еще смена, и это окно перестает существовать, а ход через 5 метров затыкается глиняной пробкой. Приходится возвращаться к 2-х метровому сужению. Грот “9 1/2” надолго становится рабочим местом, куда возвращающиеся в лагерь двойки ласковыми пинками выпроваживают сменщиков. Наконец вернувшиеся с очередного “боевого вылета” А.Лычагин и К.Цуриков сообщают, что ход в принципе свободен — расширяли его до тех пор, пока полностью не съели весь свет, вперед со свечками лезть не стали.
 Руководитель с супругой и Леша Низовцев, погладив шнурки и вымыв уши, пошли делать первопрохождение. Вернулись быстро и очень злые. Во-первых, “9 1/2” (так стал называться шкурник и примыкающий к нему грот) оказался не таким уж и свободным, а во - вторых, за ним нашлись следы! На берегу озера в глине отпечатались следы локтей с четким рисунком ткани, а также стрелка, указывающая в совершенно непроходимую щель. А главное - никаких других возможностей попасть сюда, кроме как проползти через “9 1/2” , не было.
  Далее рассказывает Женя Снетков:
 “... Вообще ерунда какая-то. Пролезть через “9 1/2” в его первозданном виде наверно бы и собака не смогла (15х20 см да и длиной 2 м, не зря же его неделю долбили). Но и со стороны Красной прохода нет. А может не заметили? Если бы не следы, то можно было бы считать свою задачу выполненной: есть первопрохождение — 30 м к известным 3 км, есть новые переспективные щели для новой экспедиции, с чистой совестью можно возвращаться, да и продукт как-то весь на исходе, точнее на одну кормежку, но это нормально, ведь в Зяблике, в Первом печальном лагере оставлена заначка. Дилемма конечно. Принимаем половинчатое решение — одна половина, которая уже слазила в “9 1/2”, туда больше не рвется, поэтому собирает лагерь, а вторая половина бежит к озеру, изучает следы, делает топосъемку, а затем воссоединяется с первой и вся экспедиция выходит в Зяблик, а лучше наверх.
 Получилось все не так!
 Медленно ввинчиваюсь в новый шкурник — 20х30 явно не мой размер. Грудь, попорченная Буквой Zю, предательски заныла. И что особо неприятно — обратно ведь самостоятельно не выберешься. Чем-то напоминаю себе пробку в длинном горлышке венгерского Токая, которую в студенчестве нетерпеливо пропихивал внутрь бутылки. Чмок - и падаю в озеро. Черт, ведь кто-то рассказывал про Озеро, ну да ладно, потом вспомню. Неглубоко, по пояс. Длинное, зараза, потолок низкий, берег глинистый, черный, сталактит лежит — метра полтора длиной, откуда взялся — здесь высота хода сантиметров сорок. А вот и стрелка — острием в шкурник. Явно не для моих габаритов. Костя тоже отказывается, а Саша сторожит “9 1/2” с той стороны, чтоб за уши вытаскивать.
 Доказываю Косте, что спелеолог рисует стрелку острием туда, откуда пришел, вроде как на обратный путь. Он соглашается и предлагает раздеться. Пластике наших движений могла бы позавидовать самая выдающаяся исполнительница стриптиза. В лежачем положении снимаем комбезы, затем гидрокостюмы, и наконец изотермики. Напяливание на голое тело пропитанного глиной комбеза можно смело назвать подвигом местного масштаба. Только мысль о том, что Коля с Мариной спокойно зимой купаются в проруби, а мы что же - хуже молодежи, заставляет завершить одевания. Но наш подвиг напрасен - даже в таком виде в щель не пролезешь! А может стрелку рисовал ребенок? Где мой сын? Вот кто бы помог.
 Есть еще одна щель на примете. Высота маловата — сантиметров 20, зато ширины — целый метр. Сую в нее голову и сразу понимаю - это ОНА: вдалеке шум водопада и тяга. Наверно здесь пролез тот человек, который нарисовал стрелку. — "Костя, дай кувалдочку!" Два удара и с потолка падает кусок килограмм на 20. Сразу стало легче дышать. Протискиваюсь, камера, еще шкурник, опять кувалдой, не идет, Костя, упрись мне чем-нибудь в пятки, пошло, есть!..
 Да, это не Голубиная, сразу видно. Сидим на балкончике под потолком зала, дна не видно. Вдалеке огромный сталагмит, удивительно точно напоминающий Пизанскую башню, такие же пилястры и также завалился — как на картинке в учебнике физики. А на нем — веревки! Не какие там-нибудь кеды или батарейки, а перила экскурсионого маршрута, который устроил Коля Леонов для искателей приключений. Это уж точно Красная. Спускаемся вниз, к водопаду. Река большая, настоящая, только вода в ней какая-то мутная. На стене пикеты 243, 242. Пора возвращаться. 
 Обратно протискиваться значительно трудней, а ведь этот шкурник (по традиции называю его Снетком, я все ключевые шкурники называю Снетками — рыбка такая есть маленькая-маленькая) гораздо лучше “9 1/2”. Прыгаем в озеро, узелки с гидрами и изотермиками держим над головой. Надо было купаться с Колей в проруби. Вылезаем на натек, ведущий в узкую щель “9 1/2”. Почему следы идут выше?! Да бог с ними, Саня, тащи за комбез. Так, застрял, тащи за рукав, еще, за шиворот, за рукав, Костя, подставь плечо, дьявол, грудь ломит, еще немного, свободно...”
 Сегодня четверг, 13 февраля — и соединение Красной и Голубиной, о необходимости которого так долго говорилось в светских кругах, свершилось. Красная стала длиннее более чем на 3 км, к тому же в Крыму появилась первая полноценная система.

Еще один этап, 13-16 февраля 97 г.

 Вернувшись в лагерь, боевая тройка предложила распаковать вещи, переночевать и “утром“ выйти на поверхность через Красную. Начавшийся паводок, хотя и внушал некоторую тревогу, реальной опасности не представлял (вода в течение нескольких часов поднималась на 5-7 см, а затем возвращалась на обычную отметку). Наутро, упаковав лагерь и собрав мусор этой и предыдущих экспедиций, спелеологи достигли Северной Гавани Красной пещеры. До бетонных дорожек экскурсионной части оставалось 120 метров! Но вода, поднявшись на 70 см, превратила 70-метровый участок реки между Северной Гаванью и входным сифоном в ряд из трех сифонов, второй из которых имел длину порядка 20 м. Не зная четко конфигурации этих сифонов и имея в запасе полсуток до окончания контрольного срока, группа решила не рисковать и поставила Второй печальный лагерь на вершине осыпи Первого Обвального зала. Отсутствие продуктов не очень смущало группу, состоящую в основном из студентов, закаленных в невзгодах, а нестуденты имели достаточный запас подкожного жира. К тому же чай с облепиховым маслом из аптечки (которое общее собрание постановило считать облепиховым вареньем) прекрасно поддерживал тонус. Через сутки вода упала, но как показалось группе, еще не достаточно, и было принято решение послать наверх через Голубиную двойку с целью предупредить о задержке и предотвратить спасработы (группа считала, что они начнутся 16-17 февраля). Вызвались идти самые "проходимые" — командир и его верная спутница.
 А в это время на поверхности события развивались следующим образом. Контрольный срок у экспедиции был 15 февраля, но за несколько дней до него морозы сменились резкой оттепелью, началось бурное снеготаяние. Вода в Красной поднялась, и 12-го февраля Коля Леонов (Борода), переживая за оставшихся под землей, послал Саида проверить гидрологическую обстановку в Голубиной. Разведка донесла, что во входной колодец льется поток ледяной воды. И хотя до контрольного срока еще оставалось двое суток, были организованы масштабные спасработы под общим руководством А.Козлова. Надо сказать, что информация по инстанциям дошла до Киева, а затем спустилась до правительства Крыма. Ко входу в Красную прибыла военизированная колонна в составе взвода солдат со средствами усиления под командованием полковника ГО. В будке, где продаются сувениры, сложили взрывчатку и выставили часового с автоматом. 
 Все это вносило определенную нервозность (которая, впрочем, не помешала симферопольским спелеологам грамотно проводить спасработы). К тому же представители средств массовой информации в погоне за своим хлебом насущным - сенсацией, представили события в самом трагическом виде. В телерепортажах Анны Конюковой, местной представительницы НТВ, сообщалось сначала о шести погибших, потом о четверых обессиленных, затем о двоих пропавших безвести. Замелькали эпитеты “неопытные искатели приключений”, ”горе-покорители царства Плутона” и пр. К чести украинских СМИ, их оценки были более аккуратны и взвешены, т. к. в отличие от Анны они нашли время поговорить не только с начальником ГО, но и со спелеологами. В результате всего, описываемые события из разряда районных получили статус всеукраинских и даже международных. Но, разумеется, люди под землей об этом ничего не знали.
 Дождавшись перерыва между паводками, трое симферопольцев пронырнули сифон с целью определить возможность взрывным методом соединить пещеру Красную с пещерой Голубиной, благо что ГО предоставило полтораста кило аммонита. К счастью, столь радикальные меры не потребовались, т. к. в Первом Обвальном зале они наткнулись на лагерь москвичей.
 По Крымской традиции, поприветствовав москалей отборной руганью, симферопольцы распросили о состоянии дел и предложили помощь. Через пару часов в лагерь были доставлены 2 банки тушенки, 2 банки сгущенки, килька в томате, пачка сигарет и газовый баллончик. Двое москвичей - Саша и Леша - вышли из Красной вместе с симферопольцами, В.Селиверстов и С.Шарапов пошли догонять ушедших в Голубиную, К.Цуриков вызвался их сопровождать в качестве проводника, Женя Снетков вышел на поверхность чуть позже.
 Колю с Мариной догнали через восемь часов. Они стояли лагерем у вновь образовавшегося сифона, недалеко от Зяблика. По их словам они отчерпали 560 котелков и понизили уровень сифона на 20 см. Для безопасного прохождения его надо было понизить еще сантиметров на 30. Симферопольцы попросили их этого не делать, а вернуться в Красную, где их все давно ждали, вручили им теплые вещи, газовый балончик, банку сгущенки и грецкий орех. Оставаться в Третьем печальном лагере крымчаки не стали, а вернулись на поверхность. Коля с Мариной с разными приключениями вышли на поверхность через сутки. 
 На этом полковник объявил спасработы законченными. Экспедиция завершилась совместной со спасателями теплой вечеринкой в Симферополе, растянувшейся на всю ночь.

PS

 В мае 1997 года состоялась очередная экспедиция на Долгоруковскую яйлу, носившая в значительной мере рекогносцировочный характер: осматривались места, перспективные с точки зрения дальнейшего прохождения. Работы велись в Голубиной (через Красную), собственно в Красной, и в пещере-поноре Марченко (Мар-Хосар).
 Итак, о Голубиной и ближайших окрестностях. Пара выходов ушла на то, чтобы через “Снеток” пролезали, не снимая гидрокостюмов, участники стандартных габаритов. За Транструбой в понижении хода обнаружился никогда не встречавшийся ранее полусифон. Сразу вспомнилось, что в 96 году следы крымчан пятилетней давности были только под самой Транструбой, а значит, выход из Голубиной (как и вход) временами закрыватся сифоном глубиной до 2 м.  
 В верхней части реки Голубиной, 50 метрами выше впадения ручья Голубиной в речку, ход раздваивается: речка приходит слева, а основные объемы - справа, сопровождая вторым этажем ручей с расходом около 1,5-2 л/с. Вдоль этого ручья пройден и отснят ход протяженностью 240 м (Я.Малаховская, А. Мушенков, С. Чернец, А.Шелепин). В конце через окно в натеке дует ветер и можно просунуть голову (пока только голову, но этот недостаток легко исправить) в большой зал. По самой речке невысокий ход после полусифона приводит в зальчик с натеком высотой в 5 м, из узкой щели между которым и потолком вытекает вода. Расположенное рядом боковое ответвление (см. план), ток воды по которому практически отсутствует, заканчивается сифоном. 
 В ходе Одинокого Человека С.Чернец и Н.Киряков просочились через узость и вышли на параллельный ручей, по которому (по оценке) прошли метров 150-200 вверх и 80 вниз. Кроме того, А.Шелепин и С.Чернец обследовали верхний этаж над галереей Кровавая Мэри (превышение 12-15 м, протяженность около 150 м, это участок четвертого этажа Красной), по высоте соответствующий этажу с кружкой в Голубиной. Оба этих хода пока не отсняты. Среди перспективных направлений можно также отметить неисследованные верхние этажи над ручьем-притоком Голубиной (так, в мае 96 г. подъем вверх во время перекура привел в неотмеченный на схеме зал 5х20х10 м).
 В результате, по состоянию на май 1997 года, протяженность отснятых ходов системы Голубиная - Красная составила 17 350 м, площадь 63 100 м2, объем 232 тыс. м3. Использованные при подсчете данные по Красной пещере (по состоянию на 1993 г.) взяты из [1]. Надо отметить, что в промежутке с 1964 (12 515 м протяженности [2]) по середину 90-х годов (13 700 м протяженности) пещера, несмотря на прогресс спелеологической техники, “росла” очень медленно, что говорит о большой тщательности исследований начала 60-х.

 Авторы выражают большую благодарность Андрею Бессмертному, Петру Закоре, Николаю Леонову, Николаю Кирякову, Вадиму Селиверстову, Юрию Гринченко, Владимиру Травину, Андрею Бизюкину, предоставившим топоматериалы и устные сообщения о своих исследованиях, а также Ольге Снетковой и Светлане Томиловой за помощь в оформлении рукописи.
 При составлении схем была использована сьемка:
От входа до -35м — В.Дудкин, И.Верещагина, 1986г.; от -35м до -110м, Обвальный зал - Подвешенное озеро, а также ход за Кровавой Мэри в Красной — В.Травин, А.Шелепин, 1996г.; от -110м (начало горизонтальной части) до выхода н реку и ход вверх по реке до водопада — В.Селиверстов, Ю.Гринченко, А.Цвет, А.Масленников, Г.Шемонаева, 1986-1989гг.; ход Одинокого Человека, галереи в районе соединения с Красной — Е.Снетков, К.Цуриков, 1997 г.; проход "Снеток", Мергельный зал - Верхний приток, галерея Кровавая Мэри — А.Шелепин, Я.Малаховская, А.Мушенков, С.Чернец, 1997 г. Использован также план примыкающего участка пещеры Красная, составленный В.Н.Дублянским и предоставленный Симферопольской КСС.

Литература

1. Дублянский В.Н. Красная пещера // Свет, N9, 1993. 38-45.
2. Дублянский В.Н., Илюхин В.В. Вслед за каплей воды. Москва: Мысль, 1971. 208. 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Links to Best Bookmaker Bet365 it The UK